5 - Пятый алгоритм поведения людей

05.04.2018
780

В предыдущей статье мы рассмотрели вопрос о том, зачем люди живут группами. Это настолько важно для нашего выживания, что в нашем ДНК записан алгоритм группирования. К жизни в группе также имеет непосредственное отношение пятый алгоритм поведения, он условно называется статусо-зависимость. Только не страусо-, а статусо.

Вы не задумывались, откуда это взялось, присваивать спортсменам разряды? Третий, второй, первый, кандидат в мастера спорта, мастер спорта и т.д.? А военным звания – лейтенант, старший лейтенант, капитан и т.д.? А это, уважаемые, одно из следствий действия в нас программы статусо-зависимости. Тянется это все еще из допервобытных времен. И таких следствий кругом пруд пруди. Для чего геймеры из кожи вон лезут, чтобы повысить свой уровень в игре? Ну. казалось бы, играй себе и побеждай. Но нет, им обязательно нужно зайти на очередной уровень. У масонов есть 33 или сколько там степеней. В дворянстве есть разные титулы. В царской России был такой «Та́бель о ра́нгах» — таблица, содержащая перечень соответствий между военными, гражданскими и придворными чинами, ранжированными по 14 классам.

В современной России он также есть, только современный, посмотрите – это интересно.

Все это результат действия на нас древней эволюционной программы статусо-зависимости.

А теперь подробнее, зачем этот алгоритм появился и в чем его суть.

Начнем сразу с козырных карт. Этот алгоритм не является спорным изобретением просвещенного человечества. Статусная система эволюционно сформировалась в животном мире еще до появления на планете сапиенса. Причем статусы есть только у групповых видов животных, у одиночек её нет. Оно и понятно, какой из четырнадцати можно присвоить класс по табелю о рангах медведю, который живет один? А вот слоны, вернее слонихи, групповые животные и у них система статусов присутствует. И у волков он есть. И у обезьян. Поскольку последние являются нашими ближайшими родственниками (а все остальные живые организмы это наши дальние родственники), то посмотрим, как со статусом у них.

Основная мысль – современная система статусности у обезьян действовала у предков человека разумного. Соответственно, изучив её мы можем понять, как образовались современные статусные потуги у нас, сапиенсов.

Суть этой системы следующая. Вы никогда не имели дел с коллективом, в котором нет главного, то есть альфы? Я имел, и это вам скажу полная хрень. Представьте, вы решаете построить дом, приезжает бригада строителей, а в ней нет главного, то есть бригадира. К нам как-то на мелкие строительные работы такая бригада без главного заявилась. Так вот, после объяснения задачи в бригаде началась маленькая склока по поводу процесса стройки, которая чуть не переросла в драку. Каждый имел свое единственно правильное мнение. Насилу они договорились и начали работать. Но самая жесть была дальше. Делают, возникают спорные моменты – их обсуждать не с кем. Подходишь к одному, он по этому вопросу отсылает к другому. Либо собираются все, все выслушивают и долго соображают, при этом работа стоит. Оказалось, что они только организовались. Каждый до этого пострадал от произвола бригадира на предыдущей работе и они сошлись на принципе – «в нашей бригаде не будет главного». Я, как заказчик, всё проклял, работа шла медленно, не качественно, спросить было не с кого. Бригада после этого разбежалась, а я всегда при заказе бригады интересуюсь, кто главный, и все вопросы обсуждаю с ним. Это резко упростило ситуацию.

Итак, много миллионов лет назад наши предки приматы собрались в стаю, так как в группе проще выжить и размножиться. В первые пару часов все было хорошо – леопарда сообща прибили ананасами и потом дружно размножились. Дальше стало сложнее, нужно было принять решение куда идти за бананами. Мнения разделились, по этому поводу возникли склоки и драки, трое пострадали, одного убили. Вместо повышения шансов на сохранения группирование привело к снижению этих шансов. Тут эволюции надо было алгоритм группирования упразднить или модернизировать. Она пошла по второму пути - в дополнении создала, вернее доработала алгоритм альфа-зависимости. В группе появились главные, то есть альфы. За ними было последнее слово, они следили за порядком в стае, предотвращали конфликты, организовывали оборону от хищников и конкурентов и, барабанная дробь, занимались распределением ресурсов.

Среди стран всегда идет борьба за альфа-место именно по этой причине – альфа-страна занимается распределением ресурсов. И в первую очередь прибирает их себе и всячески борется за сохранение своего статуса.

Помните в статье про альфа-зависимость, для чего альфам нужен этот головняк с дополнительными групповыми обязанностями? Правильно, ради первоочередного доступа к ресурсам. Главной целью каждого кандидата на любой пост у людей является получение доступа к ресурсам и их распределению.

Но движемся дальше по процессу организации системы рангов (статуса) в стае приматов. Первый этап в виде группирования пройден. Второй этап назначения альфы тоже состоялся. Дальше возникает следующая сложность. Стая нашла тополь с бананами, которых мало, как делить? Если все накинутся, то передерутся. Тут по инструкции вступает в дело альфа, которому нужно как-то распределить бананы между претендентами. Но как это ему сделать? Самое простое это конечно разделить поровну, то есть по-коммунистически. Наверное, первое время так и делали, но привело это скорее всего к обычному исходу, то есть развалу стаи. Почему? Да потому что вклад в дела стаи у разных участников разный.

У нас как-то работала в питомнике одна бригада из местных жителей, мы все прокляли. У каждого в любой день были какие-то срочные дела дома, то по хозяйству, то за грибами. Из пяти человек на объекте было 2-3, остальные по своим планам. Кое-как они объект построили, оплату получили и начали делить. Чуть до драки не дошло, но дело не в этом. Как бригадиру в этом случае поделить ресурсы? Поровну? Так ить кто-то работал больше, а кто-то больше был дома и занимался своими делами! По труду? Правильно! Бригадир распределил оплату по труду, то есть по вкладу каждого. Кто больше работал, тот больше получил. Вы поддерживаете? Скорее всего да. А если нет, то представьте такую картину. Вы работали на колхозном поле в два раза больше, но получили оплату одинаковую. Столько же получили те, кто работал в два раза меньше, а также и те, кто только числился, но на поле вообще не был. Как бы вы поступили? Правильно, ушли из такой бригады.

Вот точно такая же задача стояла перед альфой группы в момент дележа бананов. Если разделить поровну, то кое-кто возмутится. Этот кое-кто отбил детеныша у леопарда, другой вовремя заметил враждебную стаю конкурентов и в одиночку их отогнал, а у третьего чутье на тополя с бананами.

И эти кое-кто помахали альфе ручкой и удалились создавать свою группу. За ними подались самки с молодняком – а кто их защитит и найдет бананы? Все, группы нет.

Посему в результате эволюции в группах приматов сложилась система статусности, рангов или проще – иерархия. Каждая обезьяна имеет свой ранг и ресурсы получает в соответствии с занимаемым положением. То есть по количеству и по очереди. В итоге исторически сложилась следующая система рангов или статусов. На самом верху стоит альфа-самец, затем бета-самец, гамма и т.д. После всех самцов следует альфа-самка, бета-самка, гамма и т.д. В самом конце идет молодняк. В итоге, при нахождении бананового тополя все знают, сколько и когда кто получит. Соответственно, склок нет, каждый по очереди в соответствии со своим статусом получал причитающееся пищевое довольствие и съедал его без всяких майданов.

Важно, что кроме еды в стае обезьян ресурсом являются самки. Правом первоочередного спаривания обладает альфа, затем следуют другие самцы во соответствии с рангом. А низкоранговым самцам самки вообще не достаются. Поэтому к чему стремятся обезьяны? Правильно, к повышению своего статуса! Потому что на более высоких ступенях еда достается раньше, в большем количестве и свежее. И возможность совокупления, то есть размножения также реализуется чаще. Самки тоже стремятся повысить свой статус, но уже только ради еды.

В девяностые годы среди предпринимателей было модно читать западные книги по успеху. Все ходили с важными лицами и сообщали друг другу фрейдистские смыслы жизни – «людьми движет секс и желание быть значительным». Это правда и поныне, но мы с вами уже знаем, что система побудительных мотивов чуть обширнее. Людьми движут два главных мотива – сохранение (выживание) и размножение (секс). А также четыре дополнительных мотива – ресурсы, группирование, альфа-зависимость и желание повысить свой статус.

Вот ну какая разница, первый разряд у тебя по спорту или второй. Но мы же тратим кучу времени на тренировки и получение первого разряда. Статус выше! И тяга к повышению статуса у нас в ДНК. Привет всем из допервобытных времен.

У обезьян система статусов развита очень сильно. Например, у одного из видов обезьян если кто-то некоторое время в стае отсутствовал (например, залечивал раны в одиночку), то его при возвращении встречают в штыки. Потому как за его отсутствие в стае все нижестоящие обезьяны продвинулись по служебной лестнице и все места оказались занятыми. И возвращенец для них является конкурентом. Посему в таких случаях блудный сын начинает с самых низов, даже если бы он был на должности беты в шаге от альфа-статуса.

Причиной абсолютного большинства конфликтов в стаях обезьян является борьба за статус. То есть за его сохранение и повышение. И у людей все тоже самое. А теперь сконцентрируйтесь, сейчас вам будет понятны причины разных социальных явлений в группах. От рабочих коллективов до взаимоотношений между странами, то есть до политики.

Итак, есть стая обезьян. В ней есть альфа, который занимается распределением ресурсов в обмен на обязанность по руководству коллективом, его защиты и поддержания в нем порядка. В стае есть иерархия и каждый участник стаи занимает в ней своё место и получает ресурсы в соответствии со своим рангом. Чем выше ранг, тем большее количество ресурсов он получает и тем быстрее по очереди. Соответственно, каждый участник стаи стремится свой статус повысить. При этом он ресурсы будет получать раньше и в большем количестве. Повышение статуса повышает вероятность на выполнение двух главных эволюционных программ – сохранения и размножения. Поэтому каждая обезьяна стремится достигнуть большего ранга.

При этом у каждой обезьяны в стае есть конкуренты, претендующие на её статус. Конкурентом являются обезьяны уровнем ниже и уровнем выше. Нижестоящая обезьяна претендует на завоевание текущего статуса, вышестоящая на сохранение своего, на который «положила глаз» эта обезьяна.

Возьмем простой расклад, когда в стае пять обезьян. У первой обезьяны (альфы) конкурент один – это вторая обезьяна (бета). У пятой обезьяны он тоже один – четвертая обезьяна, на статус которой пятая претендует. У четвертой обезьяны конкурента два – пятая метит на её место, третья защищает от притязаний на свое. Третья и вторая обезьяны имеют также по двух конкурентов.

Важный момент: каждая обезьяна пытается занять место только одним уровнем выше. Следующие уровни для неё находятся слишком высоко. На место альфы претендует только бета. Вторую обезьяну планирует сменить третья, но не четвертая и не пятая. Соответственно, для каждой вышестоящей обезьяны непосредственную угрозу представляет обезьяна, которая находится на один уровень ниже. Все остальные для неё угрозы не представляют. Иными словами, на место генерала может метить только полковник, но не капитан.

Как-то был у знакомых в одном сибирском моногородке с базовым предприятием сырьевой направленности. В начале 90-х это довольно крупное предприятие объявила своей группировка из областного центра. Через некоторое время другая группировка из столицы также предъявила претензии на владение объектом. Вопрос решался две недели, на улицах города постреливали, дети в школу не ходили, взрослые тоже старались лишний раз из дома не выходить. Потом столичная группировка победила областную и все вернулось к обыденной жизни.

Я для смеха спросил у знакомых, не принимали ли они участие в этих процессах. Они выпучили на меня глаза – «да мы кто такие, это не наш уровень, за место мастера или начальника цеха ещё можно было побороться, а за владением предприятием у нас не тот статус». В точку! Именно так происходит у наших родственников обезьян, именно так поступаем и мы. На место министра может метить только замминистра или политик его уровня со стороны. Мы не претендуем на слишком высокий уровень, но зато за свой ранг или статус выше мы готовы бороться до последнего. Соответственно, для нас человек нижних рангов опасности не представляет и является очень хорошим. Но как только его ранг повышается, так сразу наша настороженность по отношению к нему также увеличивается. И достигает максимума, когда его статус становится на один уровень ниже. Теперь он для нас главный претендент на наш ранг и очень плохой человек. Другим плохим человеком является тот, кто находится на уровень выше, так как мы метим на его место.

А вы думаете почему такое негативное отношение к России в западных странах? Почему в Африке, Азии и Латинской Америке такой враждебности в нашу сторону нет? Да потому что западные страны находятся на один уровень выше и мы для них являемся конкурентами, претендующими на их статус. Впрочем, этот вопрос мы подробно разберем в статье «Политика с точки зрения работы мозга».

А теперь нужно еще раз сконцентрироваться. Сейчас мы разберем действие ещё одного важного процесса по борьбе за статус. Как происходит борьба за сохранение или изменение статуса. А как выдумаете, каким методом меняется статус в стае обезьян? Что они такого делают, чтобы продвинуться по иерархической лестнице? Если вы думаете, что обезьяны борются с конкурентами физически, то в общем-то вы правы. Действительно, они защищают свои уровни и повышают их силой, то есть в драке. В человеческом обществе это проявляется в виде убийств и войн, когда речь идет о статусе государств. Но убиваем друг друга мы не так часто, и войны развязываются все реже. То есть силовой способ защиты и смены уровня применятся не так часто. В большинстве случаев используется другой метод и вы его знаете. Потому как сами его применяете сами или в нем участвуете. А сейчас нужно поработать – на время перестаньте читать эту статью и вычислите, в чем заключается этот метод. Черканите на бумаге пару-тройку таких методов и потом продолжите читать дальше. Сейчас мы немного расслабимся и отвлечемся. Это нужно для того, чтобы отодвинуть ответ о главном методе вниз и чтобы вы его не смогли прочитать раньше времени, пока не продумаете свои варианты.

Вы прочитали о том, что любая обезьяна претендует на ранг только одним уровнем выше. Это делается по ряду причин, одна из них такая. Если пятая обезьяна «положит глаз» на место четвертой, то у нее будет один враг – та обезьяна, которая имеет четвертый ранг. Если пятая сразу решит занять место третьей обезьяны, то у неё будет два прямых врага – третья и четвертая, плюс к этому еще и косвенный враг в виде второй обезьяны. Потому как после занятия третьего уровня она начнет претендовать на второй. Три единовременных конкурента это как-то много. Поэтому в алгоритме статусо-зависимости часть кода программирует действия по повышению статуса только на один уровень.

Но приматологи как-то отметили один случай, когда низшая обезьяна минуя промежуточные посты заняла должность сразу альфы. Она где-то нашла ржавый железный бак, притащила его в вольеру и начала колотить по нему палкой, производя страшный шум. Обезьяны перепугались и немедленно признали, что это круто и низшая обезьяна достойна быть альфой. Согласитесь, если мастер участка придет на заседание совета директоров крупного предприятия со станковым пулеметов и начнет палить в воздух, то на директоров это произведет впечатление. И они согласятся, что человек с пулеметом достоин уважения и занятия поста председателя их совета. Понятно, что такое согласие продлится только до тех пор, пока у мастера участка в руках будет этот самый пулемет. Как только патроны в нем кончатся, мастер сразу же займет свое место, а то даже и будет понижен в ранге. Так закончилась история с обезьяной, через некоторое время бак у нее забрали и её уровень статуса сразу вернулся на прежнее место.

Для интереса зашел в интернет и сделал несколько скриншотов на тему статьи –

       

Итак, возвращаемся к главному методу повышения статуса в рядах обезьян и людей. Как вы думаете, кто занимает место альфы в рядах стаи обезьян, по какому критерию? Если вы думаете, что альфой становится самая сильная обезьяна, то вы правы, но только частично. Да, в ряде случаев, вожаком становится действительно самый сильный. Для этого устраиваются бои и турниры. Кто победил, тот и вожак. Но в большинстве случаев применяется другой метод «бронирования» поста альфы, менее кровожадный. У людей этот метод очень активно применяется в политике. У обезьян во главе стаи благодаря этому методу часто становится не самый сильный участник стаи.

А теперь опять концентрируемся, метод заключается в формировании группировок (коалиций). Пост альфы занимает в ряде случаев не самый сильный, а тот, у кого сильнее группа поддержки. А какие качества потенциальному вожаку помогают собрать большую группу? Правильно – не физическая сила, а навыки социализации, то есть общения с другими и налаживания с ними отношений. И очень часто такими навыками обладают как раз не «качки». Даже с той позиции, что более слабая обезьяна реально оценивает свою физическую силу и шансы на победу, которые стремятся к нулю. Поэтому она значительное время уделяет не физической подготовке, а налаживанию отношений с другими обезьянами.

Приматологи часто наблюдают такую картину у обезьян. Кандидат на повышение начинает всячески задирать альфу и провоцировать её. Видно, что он метит на место главного и ждет физических разборок. При хорошем исходе поединка его статус повысится, при плохом – сохранится, при самом плохом – он может пострадать физически и его ранг понизится. Шансы есть и бета ими пользуется. Потому что на посту альфы у него будет больше дополнительных обязанностей, но будет больше и возможностей.

А что делает альфа? Если вы думаете, что он сразу лезет в драку, чтобы поставить на место конкурента, то вы ошибаетесь. Альфа никакого внимания не обращает на беснующегося в сантиметрах от него соперника. Он несколько часов времени посвящает налаживанию отношений с ключевыми участниками стаи. Этим он формирует группу поддержки. Затем он подваливает к претенденту и показывает, что он готов к разборкам. Около него при этом кучкуется его группа поддержки. Возле конкурента собирается его коалиция, если она есть. Если коалиции у беты нет, то на этом дележ статуса и заканчивается. Если сходятся две группировки, то в большинстве случаев происходит либо подтверждение статусов их лидеров, либо смена. Когда более сильная коалиция у беты, то он становится альфой, и наоборот. При этом бои случаются достаточно редко. Все обезьяны из групп поддержки понимают, чем закончится схватка, а получать увечья в ней им не хочется. Если схватка закончится удачно, то преференции получает только их лидер, а они почти ничего. А если они получат увечья, то их личный статус при этом может понизиться и лидер группы в этом им ничем не поможет. Поэтому противостояние в основном заключается в демонстрации мощи группировки.

Возможно, вы задались вопросом, а как лидеры формируют свои группы? Если человек может объяснить другим, что происходит и привлечь их на свою сторону, то язык обезьян не развит. Как они это делают? Очень просто – с помощью груминга. Это уход за шерстью другой обезьяны и удаления из неё блох. Альфа подходит к обезьяне и начинает делать ей груминг, затем он переходит к другой, третьей – группа поддержки сформирована.

Следующий важный момент, концентрируйтесь. Группировки всегда временные, их состав часто меняется, две дружеские обезьяны через несколько минут могут стать врагами. Как это происходит. Например, на место альфы претендует бета. Для этого она формирует коалицию в составе третьей, пятой и седьмой обезьяны. Альфа группируется с четвертой, шестой и восьмой. Бета побеждает и становится альфой. Если предыдущий вожак погиб (бывает и такое), или в результате увечья его статус понизился, то происходит повышение статуса всех обезьян из обеих группировок. Третья обезьяна, которая поддерживала бывшую вторую, сама становится бетой и автоматически конкурентом нового альфы. Лучшие друзья по борьбе со старым альфой тут же становятся лучшими врагами. И каждый из них формирует свою группу поддержки.

Однажды приматологи наблюдали такую историю. Против альфы продолжительное время вели нешуточную борьбу бета в коалиции с третьей обезьяной. Альфу так зашугали, что первая обезьяна стаи пугалась каждого шороха. И в один момент времени в вольере что-то с большим шумом упало. Альфа перепугался и решил, что на него происходит нападение. Он кинулся в ров с водой и утонул. Бета сразу стал альфой, а третья обезьяна бетой. Понятно, что они тут же превратились во врагов. Через пару лет приматологи проводили эксперимент, они поставили в вольере экран и показали обезьянам фильм о жизни их стаи. Обезьяны бросили все дела и стали внимательно смотреть фильм, очень эмоционально на него реагируя, явно узнавая на экране себя и других членов стаи. И тут на экране появился кадр со старыми, погибшим альфой. Немедленно начался визг и писк – альфа вернулся и всем воздаст по заслугам! Была интересна реакция нынешнего альфы, врага старой. Он кинулся в объятия беты, то есть бывшего друга по коалиции и текущего своего конкурента. Было видно - он решил, что старый альфа вернулся оттуда и что ему срочно нужно восстановить свою прежнюю группу поддержки.

Этот древний эволюционный алгоритм поведения записан в наш ДНК и мы им руководствуемся в жизни точно также как и прежние и современные обезьяны. Мы ведем конкурентную борьбу за статус и формируем коалиции. Все, что происходит в мировой политике, является действием этой программы, статусозависимости.

Однажды ехал в поезде и в купе собралась достаточно «разношерстная» компания. Попутчица-женщина оказалась оперной певицей, которая уже несколько лет как ушла из оперного театра. Она рассказала, что на вторых ролях ей быть не интересно (претензии на более высокий статус), а чтобы стать примой, нужно оказать определенные услуги руководству театра. И что в театре «большой гадюшник», все заняты сплетнями и склоками. Тут певицу поддержал попутчик-мужчина, работник мэрии одного сибирского городка. Он рассказал, что там тоже все интригуют против друг друга и его это все уже достало. Он поделился о планах найти другую работу, где никто никого «не подсиживает». Третий попутчик работает в больнице и заявил, что у них все тоже самое, только все ходят в белых халатах и периодически вывозят умерших больных в морг.

Мы с вами уже понимаем причину сплетен и склок. Это все делается для того, чтобы понизить уровень статуса других работников организации, и повысить свой. А интриги плетутся для того, чтобы создать группировку поддержки. И эти группировки очень не долговечны.

Вы когда-нибудь слышали фразу – «революция пожирает своих сыновей»? Суть заключается в том, что организаторы революций сметают текущую власть. Зачем они это делают, мы уже знаем – это действие первого алгоритма (сохранение, борьба за ресурсы) и пятого алгоритма (повышение статуса). Но их в свою очередь сметает вторая волна революционеров, а тех третья и так далее. А вы думаете почему Сталин занимался репрессиями, потому что не было телевизоров и компьютеров и ему стало скучно? Главная причина – он устранял конкурентов, которые метили на его место.

Тоже самое творилось в Германии, когда в июне 1934 года по приказу Гитлера были распущены штурмовые отряды (СА), а их руководство во главе с Ремом было расстреляно. В результате «ночи длинных ножей» погибло больше тысячи членов бета-группы. И подобное в своё время происходило в разных странах, в том числе цивилизованных.

Вот события во Франции – «Революция пожирает своих сыновей», это слова, сказанные перед казнью знаменитым деятелем Великой французской революции Жоржем Жаком Дантоном (1759— 1794). Он стал одной из многих жертв, погибших от недавних соратников. В 1794 г. якобинцы издали ряд декретов, которые положили начало «великому террору», который был направлен против всех «врагов народа», против тех, кто так или иначе «содействовал врагам Франции», пытался «нарушить чистоту и силу революционных принципов» и т. д. Жертвой репрессий становились как дворяне, роялисты, так и сами революционеры, которые по тем или иным причинам объявлялись «врагами народа». Так, Ж. Дантону, К. Демулену и их единомышленникам, которые выступали против крайностей террора, за перемирие с внешним врагом (чтобы предоставить стране передышку), дали прозвище «снисходительных», обвинили в содействии врагам революции и после короткого суда казнили на гильотине 5 апреля 1794 г.
Стоя перед лицом революционного трибунала, Ж. Дантон с горечью бросил его членам: «Это я приказал учредить ваш подлый трибунал — да простят мне Бог и люди!»

А что в нашей стране в плане борьбы за статус? Да очень много всего было. Вспомните революцию (читай, попытка смена альфы) 1905 года. В 1917 году в результате госпереворота повысили свой статус большевики и принесли народу счастье. А для недовольных этим счастьем устроили концлагеря. В 20-30-х годах смена статуса шла постоянно. Разгромили антинародную группировку Зиновьева и Каменева, понизили статус Бухарина ниже уровня почвы. Выслали из страны группировку Троцкого. Поставили во главе НКВД Ежова, чтобы он разгромил группировку Ягоды. Затем заменили его на Берию, чтобы он разгромил группировку Ежова. Вспомните о том, как распределялся статус после смерти Сталина. Как в 1964 году понизили статус Хрущева. Как после прихода к власти Андропова почистили группировку в МВД СССР, в результате чего министр внутренних дел Щелоков и его жена застрелились. Вспомните по ГКЧП (путч) в 1991 году, когда по Москве ездили танки, а через два года в результате статусных разборок из танков стреляли по дому Верховного совета РФ (сейчас дом правительства).

Все это результат действия первобытных алгоритмов поведения – борьбы за ресурсы (сохранение), борьбы за статус.

Суть – в нас действует алгоритм, который побуждает нас повышать уровень своего статуса. Это нам нужно для получения доступа к дополнительным ресурсам. В этой борьбе мы конкурируем с другими людьми, то есть защищаем свой текущий ранг и претендуем на уровень, который занимают другие. В этой борьбе мы формируем свои группировки или участвуем в коалициях, организованных другими. Это происходит на всех уровнях, от группы бомжей на свалках до Генеральной Ассамблеи ООН и её Совета Безопасности.

По личным наблюдениям, то же самое случается и в разных духовных объединениях, участники которых думают, что они обладают высокими моральными и этическими качествами. Мы все люди и в наших ДНК записаны одни и те же алгоритмы поведения. Мы все стремимся повысить уровень своего статуса, пусть даже и виртуально.

Представьте, домохозяйки собираются во дворе дома с детьми. Никакой особой структуры среди них нет, никто ни от кого не зависит. Но алгоритм повышения статуса действует, каждой хочется как-то выделиться. Как? Какие варианты? Вы наверняка угадали правильно – с помощью внешнего вида. Отсюда неуемная тяга к похудению, к наведению внешнего лоска. Косметика, одежда, обувь, накачанные силиконом губы и не только – все делается ради повышения статуса.

Вот посмотрите, это фотография сделана в одном краеведческом музее. Ну вот зачем нужно было столько времени тратить, что бы разукрасить свою одежду? А нужно для повышения статуса.

  

Теперь посмотрите, во что одевались в средние века. По современным понятиям такую одежду носят клоуны в цирке. Если выйти в ней на улицу, то вас просто засмеют.


Точно также через пару сотен лет будет, а может быть и раньше, будет вызывать недоумение современная деловая одежда.

В середине-конце прошлого века в СССР мужчинам было принято носить костюм и галстук. Посмотрите фото с вечеринки советского времени – все в костюмах. Я помню, родители приглашали друзей в гости, все мужчины были в костюмах.

  

Сейчас такого давно уже нет, даже на собеседование по поводу работы в костюмах не приходят. В начале 90-х помню ездил в Вену на семинар по бизнесу, тоже в костюме. Но через пару лет эта тенденция закончилась. Почему? По простой причине. Вспомните, как жилось в то время, довольно бедно. Зарплаты низкие, в магазинах ничего не купишь. В 1988 году мне удалось «достать» талон на покупку мебели.Так вот, как выделиться? Как повысить свой статус? Ношение костюма было простым решением проблемы. В середине 90-х в магазинах появилось много чего, кто проявлял активность, те начали хорошо зарабатывать и смогли повысить или подчеркнуть свою статусность другими способами. Например, новыми квартирами, коттеджами, автомобилями, поездками за границу и т.д. Костюм и галстук носить достаточно неудобно, поэтому как атрибут статусности он в быту ушел в прошлое.

В замен костюмов пришла новая статусная тенденция – делать татуировки. Их, кстати, начали делать еще несколько тысяч лет назад.

Тату имеет свои преимущества перед статусной одеждой. Можно сделать на теле любой рисунок любого уровня. Один раз сделал и навсегда, менять не нужно. Не требует повседневного ухода, тату не нужно стирать в машинке. Минус один – нельзя стереть.

Эта проблема легко решается с помощью других внешних атрибутов статуса. У женщин это побрякушки, то есть украшения. У мужчин это награды и разные статусные элементы военной одежды.

  

Кто-то помнит, как в советское время дембеля возвращались домой после службы в армии в самостоятельно разукрашенных кителях. Это все борьба за статус.

Итак, с движущей силой необходимости повышения статуса мы разобрались. Теперь вам понятны причины поведения людей в значительном количестве случаев. Нам осталось разобрать еще одни важный под-алгоритм поведения людей – «ресурсозависимость», но это позже, когда накопим и оформим материал. А дальше начинается изучение того, как можно управлять мозгом в собственных интересах.

© ИП Иванцов Д.В.
Все права защищены. Никакая часть этой статьи не может быть воспроизведена без письменного разрешения владельца авторских прав.

Комментарии
Получать ответы на почту
Здравствуйте, я автор публикации "5 - Пятый алгоритм поведения людей"
Задать вопрос, оставить комментарий вы можете здесь
здесь
Пароль можно оставить пустым, система сама создаст пароль и отправит на ваш E-mail.
Города нет в списке
*— обязательные для заполнения поля